ХОРОШЁВО-МНЕВНИКИ

11 подписчиков

Свежие комментарии

История района: первые «хрущевки» в столице построили в Хорошёво-Мнёвниках

История района: первые «хрущевки» в столице построили в Хорошёво-Мнёвниках
Фото АГН «Москва»

Шагающая по Москве реновация — не первая программа сноса старых пятиэтажек. Два года назад в столице завершили демонтаж домов первого периода индустриального домостроения. В их числе была и знаменитая серия К-7: дома без балконов, с крохотными кухнями, тонкими стенами. Массовая застройка ими Москвы начиналась с Хорошёво-Мнёвников. Об этом помог вспомнить историк архитектуры Николай Ерофеев.

Дом каркасный

Рядовой житель пятиэтажки серии К-7 поминал недобрым словом советских архитекторов: понастроили клетушек! На самом деле прообразом тесноватых, но быстровозводимых и недорогих панельных домов, которые помогли приблизить решение задачи «каждой советской семье — отдельную квартиру», послужили модернистские здания французского архитектора Ле Корбюзье. Создатель вилл и дворцов занимался проектированием и массового жилья.

— Буква К в названии серии советской пятиэтажки означает, что дом каркасный, — говорит Николай Ерофеев. — То есть внутри него — несущая конструкция, все элементы которой связаны между собой. На этот каркас навешиваются панели — части стены с окнами.

Сборные дома из готовых элементов Корбюзье построил сначала в посёлке под Бордо, потом в Марселе. Сейчас они — неотъемлемая часть окраин большинства европейских городов.

Вывести людей из коммуналок

Серию К-7 проектировал Герой Социалистического Труда и дед лидера известной группы «Мумий Тролль» Виталий Лагутенко. В народе эти дома так и называли — «лагутенки». Окончив в 1930-х строительный факультет Московского института инженеров транспорта, он занял должность главного инженера архитектурной мастерской Щусева при Моссовете. В 1956-м стал руководителем Главного архитектурно-планировочного управления Москвы.

— В середине 1950-х половина населения городов жила в бараках, треть — в коммуналках. Перед архитекторами и строителями была поставлена задача — быстро и недорого построить очень много жилья, — рассказывает Ерофеев.

Предложений и проектов было множество. Серия домов К-7, разработанная Лагутенко, оказалась одной из самых удачных.

Огромный конструктор

Первые дома К-7 в Хорошёво-Мнёвниках начали строить осенью 1958 года на нечётной стороне Новохорошёвского шоссе (сегодня это проспект Маршала Жукова). Cтройматериалы доставляли с расположенного неподалёку Хорошёвского домостроительного комбината.

— При сборке элементы каркаса крепились друг к другу. Кран поднимает панель — квадратную ячейку с окном или перекрытие, всё было пронумеровано — и ставит на нужное место. Даже санузлы привозили уже в собранном виде. По сути, это был конструктор из элементов, изготовленных на заводе, — поясняет Ерофеев.

Строительство велось в три смены, дом строился за полтора-два месяца. Отдельные ударные бригады в пылу соцсоревнования умудрялись состыковать панели и за две недели.

Линия Камю

Французский след просматривается и в технологии массового производства каркасов и панелей. Чтобы поставить производство на поток, советское правительство в конце 1950-х подписало контракт с французским инженером разработчиком панельного домостроения Раймоном Камю, — говорит Николай Ерофеев.

В 1959 году он привёз в Москву свою линию по производству строительных панелей и продал лицензию на сам метод массового производства бетонных изделий. Правда, не всё вышло гладко: линию пришлось переделывать, но потом всё наладилось. Строили группами Всего в Хорошёво-Мнёвниках было построено более 100 домов серии К-7 — на бульваре Генерала Карбышева, улицах Тухачевского, Генерала Глаголева, Народного Ополчения, Мнёвники, Карамышевской набережной.

— Пятиэтажки, как правило, ставили группами — по две-три-четыре, — говорит Ольга Камкина. — Зона с тыльной стороны предназначалась для тихого отдыха. Последнюю К-7 — четырёхподъездную, 1959 года постройки, на просп. Маршала Жукова, 35, корп. 2, — снесли в июне 2017-го.

И каким бы словом ни поминали мы сегодня тесные квартирки, они позволили сотням тысяч семей уйти из бараков и коммуналок и жить своей, отдельной жизнью.

— Это было очень правильное, рациональное решение для того времени, — говорит известный музыкант внук архитектора Илья Лагутенко, вспоминая своего деда.

Сам он, кстати, тоже часть жизни прожил в пятиэтажке.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх